Вернусь чуть-чуть назад по Чуйскому тракту на 659 км - перевал Чике-Таман. 

Песчаные столбы.

На Катуни  порог Горизонт

Порог Турбинный на Катуни.

Старый мост через Катунь на Инегень. 

Дорога на село Инегень.

Памятник Кольке Снегиреву.

Расскажу про тот край, где бывал я,
Где дороги заносят снега,
Там алтайские ветры бушуют,
И шоферская жизнь не легка.

Есть по Чуйскому тракту дорога,
Много ездило там шоферов,
Но один был отчаянный шофер,
Звали Колька его Снегирев.
Но один был отчаянный шофер,
Звали Колька его Снегирев.

Он машину трехтонную АМО,
Как родную сестренку любил,
И до самой монгольской границы
Он на АМЕ бывало ходил.

А на "Форде" работала Рая,
И так часто над Чуей-рекой
"Форд" зеленый и Колина АМО
Друг за дружком неслися стрелой...

Как-то раз Колька Рае признался,
Но суровою Рая была,
Посмотрела на Колю с улыбкой
И рукой по "Форду" провела.

А потом улыбнувшись сказала:
"Знаешь, Коля, что думаю я?
Если АМО "Форда" перегонит,
Значит Раечка будет твоя!"
Если АМО "Форда" перегонит,
Значит Раечка будет твоя!

Из далекой поездки из Бийска,
Возвращался наш Коля домой.
"Форд" зеленый с улыбкою Раи
Мимо Кольки промчался стрелой.

Тут забилося сердце шофера,
Вспомнил раечкин он уговор
И нажал на педали стартера,
И запел свою песню мотор.
Он нажал на педали стартера,
И запел свою песню мотор.

Ни ухабов на пыльной дороге,
Колька тут ничего не видал,
Шаг за шагом - все ближе и ближе
Грозный АМО "Форда" догонял.

На изгибе у самого края,
Колька Раю в лицо увидал,
Оглянулся и крикнул ей: "Рая!" -
И на миг позабыл про штурвал.

Тут машина трехтонная АМО
Вбок рванулась с обрыва в провал...
И в волнах серебристого Чуя
Колька жизнь за девченку отдал...

...На могилу лихому шоферу,
Что ни страху, ни риску не знал,
Положили стальную рессору
И от АМО помятый штурвал.

Есть по Чуйскому тракту дорога,
Много ездило там шоферов,
Но один был отчаянный шофер,
Звали Колька его Снегирев.
Но один был отчаянный шофер,
Звали Колька его Снегирев.

Продолжение следует...