Что думают бельгийцы о российской политике, можно ли в Бельгии жить без зонтика и как дождаться вида на жительство, если вы религиозный беженец

Антверпен

Антверпен


Впервые я оказался в Бельгии в феврале 2008 года — тогда и получил возможность познакомиться с этой маленькой, даже по европейским меркам, страной, оценить качество жизни, а главное — увидеть перспективы для себя и своих детей. Тем не менее покинуть Россию мы решились только в 2011 году. Нас было трое: я, моя жена Настя и дочка Карина, которой было на тот момент 2,5 года. Эмили родилась уже в Бельгии в 2013 году.

Мы уезжали как религиозные беженцы. Когда-то я был верующим-протестантом, креационистом, играл в христианской поп-рок-группе, занимался миссионерской деятельностью, учился в богословской семинарии в Москве, а в церкви был молодежным пастором. Но со временем я стал агностиком, а позже атеистом, и за пропаганду ряда идей в итоге меня официально отлучили от церкви, предав анафеме за ересь.

Почти четыре года мы ждали вид на жительство, несколько раз получили отказ. Это было сложно, но мы не отчаивались и продолжали бороться. Поначалу мы не владели ни одним из трех государственных языков — ни французским или нидерландским (это основные), ни немецким.

Спасал нас английский, но в Валлонии, это французская часть Бельгии, он нередко оказывался бесполезным.

Мы получили временное жилье от государства во французской части, в Валене — это географический центр Бельгии, — где и записались на курсы французского. С этого начался наш процесс интеграции.

В течение четырех с половиной лет ожидания вида на жительство мы получали пособие на семью в неделю около €160 (до рождения второго ребенка — €130), а жилье и «коммуналку» оплачивала государственная социальная организация. Эта же организация оплачивала и медицинские расходы, адвоката, нашу учебу и школу детям, частично транспорт. У нас был ассистент, который помогал нам со всеми вопросами.

Вообще, чтобы остаться жить в Бельгии, можно прибегнуть к разным способам.

Гент
Гент

В новостях о России тут практически не говорят, и легко можно встретить человека, который понятия не имеет о том, что происходит на политической сцене за пределами Европы.

Почти всегда, когда я говорю, что приехал из России, я слышу: «О, здорово! Это же прекрасная страна, красивая, с богатой историей!», после чего люди обязательно вспоминают приятеля, который когда-то был в России. Я знаком с несколькими бельгийцами, которые любят русский язык, учат его, интересуются русской историей, культурой, музыкой, литературой. Но можно встретить и людей, которые с трудом представляют, где вообще находится Россия.

Когда мы только приехали, нас удивляло, что местные жители на улице (особенно в небольших городах) здороваются или хотя бы улыбаются прохожему. Люди легко могут заговорить с вами, всегда пожелают хорошего дня. Если вы спросите дорогу, вам не просто укажут рукой, с вами могут пройти, чтобы убедиться, что вы идете в правильном направлении. Как-то мы, когда еще не начали учить язык, вышли не на той автобусной остановке в какой-то деревне. Шел дождь, рядом никого не было. Мы зашли в кафе-бар, где была только пожилая пара, хозяева заведения, как оказалось. Они довезли нас на машине до нужного места и подарили зонтик: «В Бельгии нельзя без зонта!»

В Бельгии вы можете отучиться почти на кого угодно и когда угодно, всегда можете поменять профориентацию, и государство вам поможет — тут очень хорошая система социальной поддержки. Конечно, самые высокие налоги в Европе тоже здесь. Но платят не все: все рассчитывается индивидуально и зависит от вашего дохода, количества членов семьи, количества детей, состояния здоровья и т.д.

Возможно, в конце года вам вообще не придется платить налоги — напротив, на ваш счет придет какая-то сумма.

Минимальная зарплата — около €1400 в месяц. Пособие для безработных — около €850 в месяц на одного человека или около €1300 на семейную пару, не считая детских ежемесячных пособий, которые получают родители до совершеннолетия детей. Средняя зарплата — выше €2000. При этом продукты питания и одежда стоят почти столько же, сколько в России.

Замок Ренарштейн
  • Замок Ренарштейн

    Что же касается жилья, то в Брюсселе оно дорогое, и чем дальше от города, тем оно дешевле. Мы живем сейчас в 50 м от французской границы, здесь вы можете найти дом с двумя, тремя спальнями (зал/гостиная, кухня всегда подразумеваются) за €550–800 в месяц. За коммунальные услуги для семьи из трех-четырех человек придется отдать еще от €100 до €200. Но в конце года вы либо доплатите еще, либо вам вернут часть денег, если вы умеете экономить.

    Пожалуй, единственное, о чем я жалею, — то, что мы не уехали раньше. Я не перестаю удивляться бельгийцам — их умению сопереживать, готовности помочь даже незнакомцу, их культуре общения, отношению к другим. Они умеют мотивировать, вдохновлять и восхищаться даже небольшими достижениями другого. Артем Геворгя