Ансамбль Собственной дачи был задуман Великой княгиней Екатериной Алексеевной ещё в 1755 году, и уже в 1757 году была проложена “главная” Тройная липовая аллея Верхнего парка, чья площадь равна ста шестидесяти двум гектарам. Собственная дача состоит из западной, большей и с прудами, и восточной – меньшей и с регулярным парком.

Мода на шинуазри ("китайщину") пришла из Франции времён Короля-Солнца. Французское влияние на культуру Европы было настолько велико, что, спустя почти сто лет, Екатерина Алексеевна решает построить нечто подобное для себя. Из-за недостатка средств у Великой княгини строительство дворца шло медленно. И только после известного случая в 1762 году строительство началось в полной мере. И это не смотря на то, что, как вспоминала Екатерина Алексеевна, многие годы спустя: “Казна была пуста… армии не плачено за несколько лет, тысячи крестьян находились в открытом бунте и непослушании”. Казна опустела и армии не плачено после Семилетней войны с Пруссией. А поскольку Пётр Фёдорович был ярым поклонником прусского короля, то и от контрибуции он отказался.

При Екатерине Второй дворец назывался “Домик, что в верхнем саду”, “Домик маленький, собственный императорского величества” или Голландский домик. Определение “собственный” в дворцовой терминологии означало, что тот или иной павильон, сад или здание предназначались для императорских особ, сюда приглашались избранные. Это была частная, приватная, в отличие от парадной, общественной, территория. Своё название, “Китайский”, дворец получил в XIX веке из-за нескольких комнат, отделанных в китайском духе (Большой и Малый китайские кабинеты, а также спальня Екатерины и др.), и из-за художественной коллекции произведений китайского искусства. Дворец был нежилым и предназначался для балов и маскарадов великокняжеской четы.

В 1768 году строительство дворца, в общем и целом, было закончено. Продолжались внутренние работы

Китайский дворец расположился в глубине Верхнего парка и со всех сторон окружён зеленью. К нему из парка не ведёт ни одна аллея. Здание дворца сливается с окружающей природой. По существу это – интимный, роскошный парковый павильон эпохи рококо с широко раскрытыми окнами-дверями, коих более двадцати. В структуре ансамбля Собственной дачи Китайский дворец занимает несколько обособленное положение.

Екатерина Алексеевна называла Китайский дворец “шкатулкой с драгоценностями”, и очень им гордилась. Показывая гостям дворец, особо выделяла Стеклярусный кабинет, имевший, по её выражению, “преизрядный вид”. Осенью 1770 года она демонстрировала дворец брату прусского короля(Старого Фрица), принцу Генриху Прусскому. Были здесь и король Речи Посполитой Станислав Понятовский, Густав Третий, король шведский, император австрийский Иосиф Второй. А в 1780 году хозяйка дворца показывала его своим внукам – Александру и Константину. В 1858 году красотой Китайского дворца любовался Дюма-отец. А в 1870 – Миклухо-Маклай и Семёнов Тянь-Шанский. 

В 1852-1853 дворец подвергли реставрации, тем самым значительно нарушили цельность объёмно-пространственного решения. С южной стороны дворца появилась стеклянная галерея и был надстроен второй этаж, скрывший центральную, более высокую, часть здания, изменился силуэт дворца. Торцевые фасады получили пристройки, увеличивших значительно длину фасада. Во внутреннюю отделку дворца также внесены изменения, не отвечавшие первоначальному замыслу Ринальди.

Парадные помещения составляют основной корпус здания и образуют его северный фасад. Жилые помещения дворца составляют две малые анфилады: половина Павла Петровича и половина Екатерины Алексеевны, в том числе и Золотой кабинет. И тем не менее, в Китайском дворце нет впечатления бесконечной галереи, столь характерной для творчества Растрелли, например.

Вместе с Ринальди работали русские живописцы Фёдор Данилов, Иван Акимов, Григорий Молчанов.

Ораниенбаум – один из удивительных по красоте и своеобразию пригородов Петербурга, хранилище шедевров русской культуры. Прежде всего, это грандиозный садово-парковый ансамбль. Искусством человека на протяжении нескольких веков здесь создан ландшафт, в котором органично воссоздавались единство человека и природы.

В начале XX века дворцовый парк Ораниенбаума занимал площадь пятьсот гектар, против нынешних 162 га государственного музея-заповедника. Ныне он потерял южные территории вместе с Красным прудом и выходом к Финскому заливу.

В отличие от парадных царских резиденций Петергофа и Царского Села, в Ораниенбауме на протяжении всего XIX века не возводились новые дворцовые комплексы. Культурно-историческая ценность Ораниенбаума неизмеримо выше других ансамблей вследствие его уникальной сохранности в годы ВОВ.

Три Грации (Три Добродетели) - скульптор Жермен Пилон. Франция XVI век. В парке - копия девятнадцатого века.

Павильон Катальной горки - 1762-1774 г. г. Антонио Ринальди. Их величество проводила здесь торжественные обеды и приёмы, в том числе и для иностранных послов. Павильон - часть некогда огромного увеселительного сооружения, летних Катальных горок, прообразом которым послужили ледяные горы, создаваемые к дням масленичных гуляний. Сами горки не сохранились.

Китайский дворец. Северный фасад.

Облик дворца спокоен и прост. Все постройки Антонио Ринальди отличаются простотой и скромностью внешнего облика, и роскошью и изысканностью внутреннего убранства. Наиболее интересен северный фасад дворца, сохранивший свой первоначальный вид почти без изменения. Мягко прорисованные барочные элементы, бледно-розовый цвет стен и жёлтовато белое декоративное убранство их не нарушает спокойного и уравновешенного облика этого своеобразного памятника раннего классицизма.

Китайский дворец. Южный фасад.  В 1770 году перед южным фасадом дворца выкопали пруд. (А в это время на юге России шла война с турками: русские адмиралы Спиридов, Грейг и Орлов при Хиосе и Чесме ликвидировали турецкий флот, а фельдмаршал Румянцев и генерал Суворов покончили с турецкой армией при Ларге, Кагуле, Рябой могиле и Козлуджи).

Передняя.  Как бы приглашает войти во дворец. Декоративное убранство передней вводит посетителя в атмосферу дворца, в котором предстоит увидеть чудо полного чудес века осьмнадцатого. Это и изысканного рисунка паркет (в 1819 году реставрирован, но с точнейшим сохранением первоначального рисунка), и живописный растительный орнамент, созданный крупнейшим орнаменталистом Серафино Бароцци. В 1853 году, во время реставрации дворца, эту комнату перестроили в столовую.

Розовая гостиная. Стены Розовой гостиной покрыты тонированным холстом. Это обедняет помещение. Однако в XVIII веке гостиную украшали холсты с виртуозными и изящными росписями Серафино Бароцци, и гостиная выглядела нарядной и изысканной.

Штофная опочивальня. Рядом с Розовой гостиной. Это комната с альковом. Стены алькова обтянуты штофом, помещённым сюда ещё в середине XIX века.

Будуар. Завершает малую анфиладу Павла Петровича. Стены облицованы орехом. Великолепный резной орнамент из тиса – ещё один пример неисчерпаемой творческих возможностей художников-декораторов, работавших во дворце. Отделку перенесли из Туалетной в 1853 году. Этим был нарушен первоначальный художественный облик обеих комнат дворца. Ореховая обшивка оказалась чуждой в этой комнате.

Кабинет Великого князя Павла Петровича. Кабинет невелик, обособлен от остальных помещений и удалён от оси малой анфилады. Щедро освещён, и напоминает павильон-беседку. Стены украшены живописью Серафино Бароцци. Живописный плафон “Геометрия” исполнен венецианцем Гаспаре Дицциани.

Зала Муз расположена в восточной части здания. Плафон. Торжество Афродиты. Стефано Торелли. 1768 год.

Благодаря массе света, гости воспринимают эту залу как нарядный вестибюль, выводящий их в парк. Синьор Ринальди не только любил скруглять углы комнат, но и отдавал предпочтение овальным формам. Посетители видят это и в Мраморном, и в Гатчинском дворцах.

Голубая гостиная. Контраст между праздничным, нарядным Стеклярусным кабинетом разителен. Стены гостиной украшены полотнами, исполненные в 1862-1863 петербургским художником Бейлеманом А. Е. Их тусклый однообразный колорит сразу снижает радостный настрой. Паркет гостиной выполнен по рисунку великого маэстро (Ринальди). Центральный медальон паркета повторяет медальон плафона,что придаёт гостиной несомненную художественную ценность.

Стеклярусный кабинет. При жизни хозяйки дворца оный кабинет назывался Мозаичным покоем. (пол, сейчас паркетный, был выложен разноцветной мозаикой из мрамора). Примыкает к Большой зале с востока. Созданный в эпоху утонченного стиля рококо, его интерьер отражает саму идею "галантного века", где человек не знает скуки и усталости, где всё стремится к беззаботности, наслаждениям и безудержному веселью.

Стеклярус – трубочки, длиною от двух до пятнадцати миллиметров, молочного стекла, нанизанные на нити, - отливает серебристыми, сиреневыми, розовыми, синими оттенками. На этом искрящемся фоне даны сложные композиции с изображениями сказочных птиц среди не менее фантастического пейзажа. Такие вышивки были весьма распространены в восемнадцатом веке. Рисунки для панно Стеклярусного кабинета сделаны французским орнаменталистом Жаном Пильманом, а вышивки - русскими золотошвейками: Авдотьей Логиновой, Анной Андреевой, Татьяной и Лукерьей Кусовыми, Матрёной и Прасковьей Петровыми, Марией Ивановой и Клеопатрой Даниловой, а сам стеклярус изготовлен на фабрике в Усть-Рудице.

Овальная зала. Входит в парадную анфиладу. Прекрасно освещена большими окнами-дверями, что её особенно связывает с окружающим парком.

В XVIII веке залу называли то Приёмной, то Круглой. Зала производит впечатление большой, хотя она по своим размерам невелика. Ринальди применял ордерную систему в ряде парадных залов. Вспомните Мраморную залу в Мраморном дворце, Белую залу в Гатчинском дворце.

Овальная или Большая, зала вызывает ощущение парадности и торжественности благодаря и декоративным уборам. Стены отделаны искусственным мрамором. Раньше, до Китайского дворца, искусственный мрамор так широко не применялся. Барельефы Петра Алексеевича и Елизаветы Петровны императрица заказала Мари-Анн Колло. Ученица Фальконе, вылепила голову Петра к Медному всаднику.

Сейчас потолок украшает плафон работы Торелли “День, прогоняющий Ночь”, ранее украшавший Шубинскую залу Мраморного дворца в Санкт-Петербурге. Стены Большой залы Китайского дворца также украшены живописными панно, выполненные маэстро Торелли.

Именно здесь, в Большой зале в 1774 году Екатерина Алексеевна распорядилась устроить торжественный приём дипломатического корпуса в честь заключения Кучук-Кайнарджийского мира с Османидами.

Зодчий А. Н. Бенуа сравнил убранство дворца, его узоры и орнаменты, картины и архитектурные детали, с сонатами Гайдна и Моцарта. По определению И. Э. Грабаря, Китайский дворец – “чудо полное чудес”. Чудо это создавалось целой армией опытных профессиональных рабочих – резчиков и позолотчиков, лепщиков, скульпторов и живописцев. Крепостные и вольные мастеровые люди испытывали гнёт и жестокую эксплуатацию. Рабочий день продолжался по двенадцать – четырнадцать часов, плохое питание, обсчёты, издевательства со стороны чиновников и подрядчиков.