Построены (1652-1654) для царицы Мари Ильиничны Милославской (1624-1669), первой супруги царя Алексея Михайловича Романова. В палатах царица останавливалась во время богомолья в Саввино-Сторожевский монастырь. Своим бело-красным фасадом, из большемерного кирпича, палаты выходят на соборную площадь монастыря. Палаты стоят на холме: со стороны собора – один этаж, а со стороны монастырской стены – полномерные два этажа: высокий подклет служил для хозяйственных нужд. В 1699 году Пётр Первый держал здесь в заключении сотню стрельцов-бунтавщиков. В центральной части здания располагались покои царицы. В боковых частях здания располагался двор царицы и прислуга. Так же в северной, ближе к домовой церкви, была кухня, а в южной - мыльня. Окна комнат обслуги выходили на монастырскую стену. Вдоль всего здания палат с востока (со стороны монастырской стены) проходит коридор, предназначенный для хозяйственный целей (сейчас здесь помещения для сотрудников музея, доступ туристов для осмотра не предусмотрен).

Следует отметить, что по качеству исполнения и прорисовке деталей фасад Царицыных палат, несомненно, выше дворца Алексея Михайловича, стоящего на этой же Соборной площади.

Парадная часть оформлена нарядными наличниками и крытым шатром крыльцом, сложенным из красного кирпича и белого камня, украшенного затейливой резьбой и деталями, напоминающими женские украшения. В оформлении палат чувствуется влияние деревянного зодчества. Особого внимания, несомненно, заслуживает редкой красоты оформление входных дверей в сами палаты. Шатровое парадное крыльцо украшено толстыми кувшинообразными колоннами, представляющими собой образец живописной красоты и нарядности, присущей русскому зодчеству XVII века. По западному фасаду – обращён к Рождественскому собору – парадные покои; по восточному фасаду – анфилада хозяйственных помещений, сообщающиеся с покоями. Все передние покои перекрыты сомкнутыми сводами, а хозяйственные – перекрыты цилиндрическими сводами.

В окнах использовали слюду. В переписных монастырских книгах значится, что царь Алексей Михайлович, во время богомолья, подолгу живал в Саввине монастыре со всем своим семейством: супругой, сёстрами, дочерьми. (Добавьте сюда мамушек-нянюшек, постельниц и кормилиц, сенных девок и боярынь, чтиц и  поварих, карлиц и шутих. + у каждой царевны (дочерей царя и его сестёр) были свои кормилицы, сенные девки, мамушки-нянюшки…). Чтобы все эти женщины не ходили-бродили по мужскому монастырю и не вводили во искушёние монастырскую братию, палаты возведены сразу за Красной (Надвратной) башней, налево, во времена оно это был вход в монастырь.

Красная или Надвратная башня. Сразу за воротами нужно повернуть налево, и - Царицыны палаты.

БОГОМОЛЬЕ. Походы и поездки на богомолья, паломничества по святым местам были на Руси традиционными. Существовала своеобразная градация богомолий, которые в зависимости от предназначения условно разделяли на молитвенные, подвижнические, обетные, благодарственные, умилительные. Часто в паломничество отправлялись целыми семьями.

Особо красочными были царские выезды на богомолье, когда колонна сановных богомольцев и челяди могла растянуться на несколько километров. Торжественные выезды российских монархов на богомолья начались ещё в период княжеской Руси. Но зачастую государев богомольный поход мог отправиться и в совсем малоизвестный или редко посещаемый дальний монастырь (Великий князь и государь всея Руси Василий III Иоаннович с супругою часто ездили на богомолье, вымаливали себе ребёночка. Или первый русский царь и государь всея Руси Иоанн IV Васильевич по дальним монастырям молился за упокой душ невинно убиенных). После этого поток богомольцев в такой монастырь резко увеличивался. Обычно царь и его свита проходили пешком только незначительную часть пути, чаще всего в начале и в конце похода. Основную же часть пути предпочитали преодолевать в более комфортных условиях. (Вот как, например, их величество Елизавета Петровна совершала богомолье в Свято-Троицкую Сергиеву Приморскую пУстынь: две-три версты она шла пешком, потом карета, следовавшая за ней, увозила императрицу домой во дворец. На завтра карета привозила её на то самое место, и их величество пешком продолжала паломничество. Через пару вёрст императрица вновь в карете возвращалась домой. Ну, и так далее и в том же духе до самой пУстыни).

В сёлах и деревнях, расположенных вдоль дорог к наиболее посещаемым монастырям и святыням, сложилась своеобразная система обслуживания паломников, дававшая их жителям солидный дополнительный, а зачастую и основной доход.

Царев богомольный поход всегда организовывался как значимое государственное событие. В монастырь заранее отправлялись гонцы, оповещавшие о примерной дате прибытия царя. Специальные команды и местные крестьяне отряжались на ремонт дороги и мостов. Приводились в порядок или строились путевые дворцы, в которых можно было остановиться на отдых. Например, между Москвой и Троице-Сергиевым монастырем подобных дворцов было пять. Кроме того, в местах предполагаемого менее длительного отдыха, так называемых «слазок», заранее ставились большие шатры. В далёком прошлом русские цари и великие князья легко преодолевали огромные расстояния (богомолье, паломничество). Без трёх – пяти остановок с ночёвками и днёвками такой путь преодолеть не возможно. Обычно именитые путники на ночлег останавливались в монастырях; в архиерейских палатах останавливались князья, цари, императоры. Для богомольцов попроще в монастырях имелись гостевые палаты. Поскольку княжеские или царские поездки на богомолье или на охоту, сбор дани (полюдье) или вершение правосудия, а также ревизия и контроль местных правителей (особенно это свойственно их величеству Петру Алексеевичу) дело суриозное, а подчас и опасное, маршруты следования были тщательно проработаны, места днёвок, и, особенно, ночёвок тщательно охранялись. Вот как описывает своё путешествие из СПб в Москву датский посланник вице-адмирал Юстиниан Юль: “в санях, не смотря ни на какой холод и мороз, мне лежалось так хорошо и тепло, что я скорее мог пожаловаться на жару, чем на холод. Сани были снабжены, как следует, покрывалами и полстями, так что нельзя было путешествовать более удобно. Сани были большие, двухместные, превосходно сделанные, очень удобные для путешествия, и устроены, как карета, с окнами по обеим сторонам, с хорошим запасом съестного, с жаровней”.

Для удобства царицы и, опять же, чтобы сопровождающие её дамы не попадались на глаза монахам и не смущали их своим присутствием, монастырь всё-таки мужской, палаты Царицыны были соединены крытым переходом с соседней надвратной церковью, шатрового типа, (зодчий Иван Шарутин в1651 г.), ставшей домовой, освящённой в середине XVII веке во имя преподобного Сергия Радонежского, учителя-духовника Саввы Сторожевского. В 1652 году патриарх Никон запретил строить шатровые церкви, мотивируя тем, что в Византии шатровые церкви не возводили. В 1825 году церковь переименовали в Троицкую. На фото - слева на втором плане кирпичного цвета.

Здесь же, во дворце, останавливалась и царица Наталья Кирилловна Нарышкина, бабушка императрицы Елизаветы Петровны, которая в 1749 году, посетив монастырь, останавливалась в этом дворце. В 1762 и в 1775 годах здесь гостила Екатерина Вторая.

В XVIII веке в палатах размещались кельи архимандрита, в 1812 год – в монастыре располагались части корпуса Богарне Эжена, монастырь сильно пострадал, Царицыны палаты пострадали вместе с монастырём. В XIX веке – трапезная монастырской братии. Здание было перепланировано, окна растёсаны, второй, деревянный, этаж снесён.

Иконы – главные украшения домов. Большое количество икон из-за обычая одаривать образами. Иконы не только в жилых покоях, но и в сенях, амбарах.

Сундуки, для перевозки и хранения вещей. “Теремки” - по форме крышки, похожи на боярские терема (на фотографии такой сундучок стоит на столе). Сундук “подголовок” ложились под голову во время ночёвок в путешествиях (просим читателя темы самому отыскать на фото такой сундучок). Лавки покрывали полавочником: бархатом (ткань с густым ворсом небольшой высоты) или сукном, а под сукном помещали войлок. На праздники или другие торжества, лавки покрывали шёлком вместо сукна, бархатом, парчой (тяжёлая ткань из шёлка с узорами из серебряных или золотых нитей) или атласом (плотная шёлковая ткань с гладкой блестящей лицевой поверхностью).

Передняя комната служила для приёма гостей. Внутреннее убранство хором весьма красочное. В домашнем устройстве обычай “укрывать и покрывать”: стены, покои, лавки никогда не были “голыми”, а убирались сукном, стены обшивались тёсом, который всегда покрывался “шатёрным” нарядом – тканями, золочёными сыромятными кожами, холстами, расписанными травами и узорами (обоями по-современному). Под сукно подкладывали войлок (плотный нетканый материал из валяной шерсти) или сермягу (грубое толстое сукно).

Для книг – “печуры”- ниши (на фото – застеклённые витрины). В окна вставляли “оконные станки”, обитые войлоком и сукном. А в них укреплялись слюдяные “оконницы”, т. е. рамы оконные. Зимой применяли, добавляли,“вставни”, обитые сукном и войлоком, со слюдяными оконцами. Стекло было большой роскошью и дорогое (производили в Венеции) даже для царских покоев. 

Изразцовая печь, муравленая, т. е. зелёная, травушка-муравушка. Или печь была многоцветной (полихромная). Топили печь со стороны хозяйских помещений или из подклетов (подызбица – нежилой нижний этаж под жилым вторым помещением, нижний, цокольный этаж).

Стены и потолки расписывались цветами и травами. Найдите два одинаковых цветка. Холодные полы закрывали досками, так называемыми “мостами”, поверх мостов клали войлок, сукно. По праздникам или торжествам – индийские или персидские ковры. Двери же обивали сукном, а снаружи красной кожей, бараньей или конской. Или расписывали кожи краской “на два письма”.

Палаты царя-батюшки Алексея Михайловича. Напротив Царицыных палат. В настоящее время в Царицыных (в северной части палат восстановлены интерьеры времён Мари Ильиничны XVII века) и Государевых палатах располагаются экспозиции и выставки Звенигородского историко-архитектурного художественного музея. А в Государевых царских палатах ещё и церковная лавка и магазин сувениров. В Государевых палатах интерьеры не сохранились - сплошь побелка и штукатурка. Увы.

Жизнь женской половины царского дворца описана подробно и красочно в книге Марины Ракитиной “Жизнь на женской половине царского дворца в XVI–XVII веках”, вышедшей недавно в издательстве Музеев Московского Кремля.

А тем людям, которые заинтересовались рекомендуем книгу Забелина И. Е. "Домашний быт русских царей".