1778- обер-гофмейстер, сенатор, Великий Мастер - масон и директор императорских театров – Иван Перфильевич Елагин за 9000 руб. прикупил, у светлейшего князя Потёмкина Г. А., остров в северной части дельты Невы, Мишин; по фамилии Ивана Перфильевича, Елагин, остров стал называться Елагиным. Для осушения острова Иван Перфильевич повелел в болотистых рощах прорубить просеки. А для защиты от наводнения - выкопать пруды и каналы, а вдоль берегов насыпать валы в два метра высотой. При Иване Перфильевиче сад был сделан публичным: сооружены различные павильоны и беседки, проложены многочисленные аллеи. Через каналы перебросили ажурные мостки.

Вид на Елагин остров и дворец. Влево - Средняя Невка, вправо - Большая Невка.

Иван Перфильевич Елагин (1725-1793). Обер-гофмейстер в Табели о рангах состоит в II классе, в армии это полный генерал, генерал-аншеф, при Екатерине Второй или генерал от инфантерии, кавалерии, при Павле Первом. При императрице Елизавете Петровне, в 1758 году, после ареста канцлера Бестужева-Рюмина, как сторонника великой княгини Екатерины Алексеевны, Елагин был сослан в Казань. А по восшествии последней на русский престол вместе с поэтом Сумароковым делается постоянным гостем наследника, Павла Петровича. В 1766 году высочайшим указом назначается директором императорских театров. При императрице Екатерине Алексеевне стал обер-гофмейстером, сенатором и в 1772 году избирается провинциальным великим масоном. В его распоряжении было 400 членов ложи. Господин Елагин женский пол зело уважал, был человеком хлебосольным, умным, начитанным, просвещённым, одним словом. Принимал живое сотрудничество в некоторых литературных экзерсисах её величества. Будущий автор знаменитой комедии “Недоросль” (1783) Денис Иванович Фонвизин, с 1763 по 1769 годы служил секретарём при графе, вначале подражал своему работодателю, употребляя много славянских слов.

На плане Елагин остров обозначен литерой "В".

В 1779 году 54-летний Иван Перфильевич высочайшим указом отправился в отставку, которую связывают с его увлечением масонством.

1780 -для сенатора и обер-гофмейстера И. П. Елагина архитектор Дж. Кваренги начал строительство дворца (закончилось оно в 1785 году). По всему имению хозяин поставил памятники своим друзьям-масонам. Отдельно возвышались памятники императрице России Екатерине Алексеевне и вице-канцлеру графу Н. И. Панину. Знатных гостей на “Острове радости”, как остров стали именовать, встречали пушечным салютом и сопровождали торжественным маршем в исполнении оркестра. В доме находился богатейший погреб с заморскими винами и великолепными закусками. Для приезжих гостей был устроен чудесный буфет. В усадебном доме для них разыгрывались театральные представления с участием известных актеров.

Постепенно Елагин остров стал известен как один из центров русского масонства. Собрания масонов проходили в павильоне “Ротонда” (“Павильон под флагом”), входившем в комплекс Елагина дворца.

Масляный луг перед фасадом дворца. Во время царствования Николая Павловича каждый год 1 июля отмечался день рождения его супруги, императрицы Александры Федоровны. Народ собирался на Масляном лугу, здесь проходил парад кавалергардов (императрица была шефом Кавалергадского лейб-гвардии полка). Также устраивался фейерверк, а всем пришедшим подавали бесплатное угощение. В кавалергарды набирали рослых блондинов, а в конногвардейцы - опять же рослых, но уже брунетов. У кавалергардов лошади белой масти, у конногвардейцев - вороные кони. Зимой, на Масленицу, на лугу устраивали катания на санях.

Бывал в гостях у господина Елагина и шарлатан Калиостро. В Россию он приехал в 1780 году. Однако карьера Калиостро в Петербурге закончилась неожиданно: однажды матушке-государыне стало известно о любовной связи супруги Калиостро, “хорошенькой Лоренцо”, со своим морганистическим супругом светлейшим князем. Так или иначе, Калиостро вместе с супругой пришлось поспешно отбыть в Европу.

В 1794 году Иван Перфильевич почил в бозе; вся его недвижимость перешла по наследству ко второй дочери графа - Александре Ивановне, в замужестве Бутурлиной. После кончины обер-гофмейстера императорского двора, театрала, переводчика, знал французский и немецкий, писателя, собирателя древнерусской литературы, масона и чудака-хозяина “Остров радости” постепенно захирел. К 1800 году он представлял собой уже абсолютно забытое место Санкт-Петербурга (а, ведь, прошло-то всего шесть лет!).

В 1807 году новым, девятым, хозяином острова стал граф Григорий Владимирович Орлов, племянник знаменитых братьев Орловых - последний представитель рода Екатерининских орлов.

В 1817 Кабинет его императорского величества по указу императора Александра Павловича выкупил (за 350 тыс. руб.; 455х10 в шестой степени совремённых рублей) остров и дворец у прежнего владельца, графа Г. В. Орлова, тайного советника, сенатора и камергера, любителя искусств и покровителя пейзажной школы Позилино. Граф собирался ухать в Париж и искал покупателя: супруга Григория Владимировича, Анна Ивановна Салтыкова, крепко болела, и доктора предписали ей лечение в Европах: Франции, Италии, Швейцарии.

Поначалу собирались просто перестроить Елагин дворец и превратить его во дворец Александра Павловича. Однако император решил подарить остров своей матери, вдовствующей императрице Марии Фёдоровне, которая начала тяготиться трёхчасовыми поездками в Павловск: её величеству к тому времени было уже около пятидесяти восьми. Расцвет культуры во времена императора Александра Павловича совпал с расцветом классицизма (ампир) в архитектуре. Самыми яркими представителями эпохи ампира были два архитектора-соперника, Луиджи Руска и Карло России. И его величество заказали начинающему архитектору Карлу Ивановичу Росси создать на острове великолепный ансамбль в стиле классицизма.

Мария Фёдоровна, София-Доротея-Августа фон Вюртемберг, 1759-1828.

В 1818-1820 годах Карл Иванович России создал на Елагином острове резиденцию в стиле ампир для вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны. Елагин дворец стал летней резиденцией императрицы-матери, Марии Фёдоровны. При этом и остров, и дворец по-прежнему называли Елагин.

Кухонный павильон. Архитектор Росси Карл Иванович. В нишах - статуи античных богов.

Овдовевшая императрица бОльшую часть времени отдавала воспитанию внуков и благотворительности. Дворец и парк были предназначены для частной жизни в кругу семьи и ближайших друзей. В парке почти не было “затей”, обычных для парадных императорских резиденций. “Программа”предусматривала лишь самые простые развлечения: катания верхом, а также катания, летом – на лодках, зимой – на санях; обеды и музыкальные вечера в кругу семьи.

Павильон под флагом.

Вид на Большую Невку со стрелки Елагина острова, от Павильона под флагом.

Карл Иванович почти полностью сохранил стены старого дворца. В соответствии с новой эстетикой дворец приобрёл вид итальянской загородной виллы с полукруглым портиком-ротондой с одной стороны, шестиколонным портиком и эффектной лестницей, украшенной двумя мраморными львами, копиями флорентийских сторожевых львов с площади Синьории, с другой. В дворцовом здании органически сочетались торжественность и строгость внешнего вида с парадностью и изысканностью интерьера. Двухэтажное здание занимает главенствующее положение в дворцово-парковом ансамбле Елагина острова. Фасады дворца решены по классицистической схеме с применением коринфского ордера. Центральный и западный фасады выделены портиком, лестницей с пандусом и чугунными львами (скульптор И.П. Прокофьев), к полуротонде восточного (при взгляде на план острова - справа) фасада ведёт полукруглая лестница, украшенная мраморными вазами (мастерская П. Трискорни).

Музыкальный павильон. Арх. К. И. Росси.

С северной стороны дворца находился регулярный участок парка – так называемый старый английский сад, где до сих пор сохранились вековые дубы, видевшие Марию Фёдоровну и её сына, Александра Павловича. К северу от дворца тянулся обширный пейзажный парк с прудами, рощами и длинными кольцевыми дорожками, рассчитанными на прогулки верхом.

Конюшенный павильон. Арх. Росси К. И.

В отличие от парадных резиденций императорской семьи, таких как Зимний дворец, Елагин дворец предназначался для частной жизни Марии Фёдоровны. Его залы камерные и очень уютные, но вместе с тем поражали воображение даже искушённых роскошью современников. Согласно желанию Александра Павловича в задачу архитектора Росси входило не только проектирование внешнего и внутреннего облика здания, но и мельчайших деталей его интерьера: оформление стен, дверей, мебели, осветительных приборов.

В 2005 году на острове организовали зверинец.

Отделку, украшение помещений дворца осуществили лучшие скульпторы, живописцы, мастера-украшатели того времени: Демут-Малиновский В. И., С. С. Пименов, Скотти Д., Виги, А., Медичи Б. и другие. Все декораторы так и продолжали работать с Карлом Ивановичем, переходя с ним от одного объекта к другому.

Результат этой грандиозной работы (напоминаем нашему читателю, что строительство Елагиноостровского дворца - первая большая самостоятельная работа маэстро) так понравился вдове Павла Петровича, что, как только окончилось строительство, государь-имератор Александр Павлович пожаловал Карлу Ивановичу алмазные подвески к ордену святой Анны. (За Михайловский дворец зодчий получил Владимира III степени, а это уже V класс по Табели о рангах (статский советник или бригадир, в армии) и бриллиантовый перстень). Современники неизменно восхищались красотой убранства императорской резиденции и называли дворец своеобразной выставкой художественных произведений искусства.

Карл Иванович Росси (1775-1849). Умер в крайней нужде. Никто не отметил его заслуги в создании имперского образа российской столицы. Похоронен по распоряжению императора за счёт казны на Волковском лютеранском кладбище, в 1940 году перезахоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. По проекту Карла Ивановича и под его доглядом в СПб построены 13 площадей и 16 улиц - все в центре города. Даже трудно себе представить какими деньжищами ворочал архитектор - а к рукам его ни полушки не прилипло! Умер в нищете в маленькой квартирке на Фонтанке у Калинкина моста, что в Петербуржской Коломне. Дочь его, а у него было пять дочерей и пять сыновей от двух жён, писала прошение на высочайшее имя похоронить отца на казённый кошт. Государь-император Николай Павлович помог с деньгами, помог и с пенсией детям великого архитектора. Росси Карл Иванович - зодчий широкого диапазона: градостроитель, архитектор-художник, инженер-новатор, мастер интерьера- даже мебель проектировал, декоратор, организатор. Единственный из архитекторов, кто не был ни академиком, ни профессором. Не искал себе ни чинов, ни денег. 

Классически строгая красота дворца вызывала восхищение современников. Журнал “Отечественные записки” писал: “Новый дворец на Елагином острову обращает на себя всеобщее внимание и удивление. И поистине сей прекрасный павильон может служить образцом утончённого вкуса и изящной архитектуры и делает особенную честь его строителю… В каждом покое сего этажа царствует гармония бронзы, мебель, мраморные камины, вазы, обои – всё отвечает предмету комнаты, нельзя не остановиться в особенности в кабинете, гостиной, зале; стены первого отделаны под белый мрамор и расписаны масляною краскою по середине простенков группами прелестных харит, а вокруг обведены богатою золотою каёмкою и гирляндою из избраннейших цветов”.

Елагин остров в несколько лет как будто волшебною силою, превращён в очаровательный зАмок, где Природа соединила свои силы, чтобы под видом простоты представить своё богатство. Запустелые рощи и лес принимают свой вид под руководством Г. Буша: оранжереи устроены гораздо лучшим образом и обогащены новыми произрастаниями всякого рода, а перед дворцом разведён цветник, который невольно напоминает описание земного рая в Мильоновой Поэме”.

В 1826 году император Николай Павлович открыл Елагин остров для гуляний “чистой публики”. Дамы и кавалеры любили любоваться закатом, когда в ясную погоду солнце садится в воды Финского залива. К сожалению, в настоящее время вид на залив значительно испортился из-за Западного скоростного диаметра и высоток в новостройках Васильевского острова и на намывных территориях.

1907-1911 vо дворце проживал премьер-министр Столыпин П. А. с семьёй: из-за покушений на премьер-министра государь-император Николай Александрович предложил Петру Аркадьевичу пожить во дворце. Во дворце также проводились заседания Совета министров, здесь же господин премьер принимал министров, генералов, высокопоставленных чиновников и лиц явившихся по личному делу или вызванных повесткой. Во дворце же Пётр Аркадьевич принимал гостей: родственников или друзей. Именно в Елагинском дворце премьер-министр подготовил речь, которую он произнёс в Таврическом дворце перед членами Государственной думы, в которой, в частности, прозвучала его знаменитая фраза: “… им нужны великие потрясения, а нам нужна - Великая Россия!”. После убийства Петра Аркадьевича, новому премьерминистру и одновремённо министру внутренних дел Макарову было отказано в проживании во дворце.

После 1917- во дворце размещался Музей истории культуры и быта. В 1942- дворец был разрушен. А в 1952-60 реставрирован. В 1960 – дворец Художественных выставок. В 1978- Елагиноостровский дворец-музей русского декоративно-прикладного искусства и интерьера XVIII- нач. XX в.

Сегодня в парадных залах первого этажа Елагина дворца-музея, полностью воссозданных в соответствии с их первоначальным историческим обликом, демонстрируются произведения декоративно-прикладного искусства, коллекции живописи и скульптуры XIX века.

Передняя- располагается в центре архитектурного объёма. Из Передней можно пройти в Парадные анфилады или по лестнице подняться на второй и третий этажи. По периметру, в исполнении профессора Императорской Академии художеств С. С. Пименова, в нишах стоят весталки со светильниками в руках. Потолок синьор Скотти расписал в технике “гризайль”. Во времена Мари Фёдоровны по периметру Передней стояли двадцать три стула работы петербуржского мебельщика Баумана Иоганна. Этот герр Бауман делал мебель по рисункам синьора Росси и для Аничкова дворца, и для Михайловского (Русский музей).

Центральное место в композиции первого этажа занимает Овальная зала - самое большое помещение Парадной анфилады, высотой в два этажа. Украшенная кариатидами и 16-ю полуколоннами ионического ордера, с пятью высокими и широкими окнами и барельефами на античные темы, она соответствовала очертаниям живописной полуротонды, выходящей к реке. Под куполом залы, украшенной причудливым орнаментом в виде кессонов с лепными розетками, находилась бронзовая люстра на 60 свечей, выполненная по рисунку К. И. Росси. Гости попадали в залу из полутёмной проходной, благодаря чему светлые и высокие своды производили особое впечатление. В настоящее время в Овальной зале регулярно проводятся костюмированные балы эпохи Петра Первого, Елизаветы Петровны и Екатерины Второй. Каждую среду в ней проходят знаменитые Елагинские вечера - мероприятие, где поэты, музыканты и актёры встречаются со своей публикой и не только делятся своим талантом, но и помогают окунуться в эпоху дворянства, время, когда людей творческих и одарённых могли ценить по достоинству и для которых всегда были распахнуты двери Елагина дворца. Кариатиды, весталки и барельефы с изображёнием сцен жертвоприношений в честь военных побед выполнил Демут-Малиновский В. И. По замыслу синьора России вдоль стен стояли диваны и банкетки.

Опочивальня М. Ф. парадная Опочивальня убрана с особой пышностью, имела официальный характер и по назначению не использовалась. Росписи потолка и фриза выполнил художник-декоратор Скотти. Двери облицованы полированным шпоном из карельской берёзы, и украшены позолоченным атрибутом военной славы в виде венков из роз и женских головок (Афина Паллада). Паркет набран из дуба, ореха и розового дерева. Особый интерес представляют парные вазы, фарфоровой мануфактуры Petit Jacob (Франция). Часы каминные, тоже французские, “Аполлон Кифаред”.

Туалетная Марии Фёдоровны. В дни торжеств Парадная Туалетная служила местом приготовления вдовствующей императрицы к приёму гостей. Облик комнаты в настоящее время восстановлен частично. Из Туалетной можно было попасть в Ванную и Уборную комнаты. Причём, дверь из Туалетной в эти комнаты ничем не выделялась из общего фона обоев стены. В экспозиции дворца особую ценность представляет диван, по проекту Карла Ивановича Росси. А также напольные часы английской фирмы Nataniel Cliff. Оба предмета мебели исторически принадлежали Елагину дворцу.

Голубая гостиная. Названа по цвету шёлка. Синьор Росси замыслил украсить комнату обоями, изготовленными на Царскосельской мануфактуре. Однако в 1850 обои заменили на голубой шёлковый штоф. Потолок, фризы, десюдепорты расписаны всё тем же синьора России земляком - Скотти Дж.-Б. А вот, лепнина – русского человека, Саягина Никиты. Паркет – из дуба, берёзы, клёна, ореха и вездесущего красного дерева.

Столовая. Столовя зала занимает всю северную сторону Парадной анфилады. Столовая сия предназначалась для торжественных обедов и ужинов. Лепные украшения созданы по рисункам Демут-Малиновским, а лепил их Саягин Никита, русский человек. Все рисунки рисовал всё тот Скотти Дж.-Б. Бронзовые люстры отливались в мастерской Шрейбера Адольфа в Санкт-Петербурге. В 193О люстры передали по описи в Госторг. Где они благополучно затерялись. В 1980 году по рисункам Росси К. И. выполнили новые люстры, но уже под электролампочки.

Большая Невка.