Если Петербург воплощал собою сферу официальности, то Москва отражала стихию частной жизни. Петербург представлялся затянутым в мундир и застёгнутым на все пуговицы, Москва - облачённой в домашний халат. Там всё было регламент и субординация, здесь - "покой и воля". Петербург - треволнения, Москва - убежище от треволнений.
Владельцами Кусково издавна были графы Шереметевы. Усадьбу задумали как вельможную загородную резиденцию, отвечающую самым изысканным вкусам середины века "осьмнадцатого". Под дворцово-парковый ансамбль отвели площадь в 300 с лишним гектаров.
Почти вся красота Кускова рукотворна. Изначально пейзаж вокруг села был унылым и невзрачным, а само место - низинным и болотистым.  Топи осушили, излишки воды собрали в многочисленные пруды - их в имении насчитывалось семнадцать.
От пруда возле церкви на юг прорыли протяжённый канал, восточнее которого обширный зелёный массив превратился в Зверинец - смесь зоопарка и заповедника. В зверинце водились медведи, редкие чёрные волки, олени, дикие козы, зайцы. И куда гости выезжали на охоту.
На северном берегу главного пруда архитектор-француз де Валли построил роскошный графский дворец, за ним раскинулся регулярный французский парк со всевозможными "затеями" и "шутихами", так любимыми в веке "осьмнадцатом". Перспективы дорожек замыкались садовыми павильонами, часть которых сохранилась до наших дней. Живописные мостики с позолоченными перилами, сменяли выставленные вдоль партера в кадках лимонные, апельсиновые, померанцевые деревья ("как в Гишпании"). Искусственные горки необычных очертаний соседствовали с фонтанами, с увитыми розами и хмелем трельяжами. Имелись даже собственные Елисейские Поля.
Одних театров в Кусково имелось три. Театр служил главной (но далеко не единственной) приманкой кусковских праздников и гуляний. Вход был открыт всем - и знатным, и не знатным, вели бы себя благопристойно. У их милости графа Шереметева и архитекторы (A Аргунов), и актёры были свои, из крепостных. Во дворце и в садовых павильонах в избытке находились произведения искусства и всевозможные редкости, до которых их милость были большой охотник.


1792 год. Июль. Их высокопревосходительство московский генерал-губернатор по случаю рождения у наследника Российского престола, Великого князя и Цесаревича дочери, Ольги Павловны, бал давали. И хотя хозяин Москвы, его светлость князь Прозоровский, и звал довольно, однако, по свидетельству очевидцев, на бале и сорока дам не было, да и кавалеров не многим более. Это "Крёз младший" (Николай Петрович Шереметев, сын Петра Борисыча) в своём домашнем театре новую пиесу ставили. Многие сотни карет устремились в Кусково. По свидетельству, опять же, очевидцев, очередь из карет растянулась на пол версты (подземных парковок не было) А всего приехало и пришло около тринадцати тысяч. Начавшись в одиннадцать часов по утру, праздник закончился в три по полуночи огромным фейерверком.

В 1787 году в усадьбе гостили Екатерина Алексеевна, польский круль Понятовский Станслав-Август и цесарь Иосиф Второй Габсбург.

Парадные сени.

Малиновая гостиная.

Портреты на стене (слева направо): Павел Петрович, Екатерина Алексеевна, Мария Фёдоровна, супруга Великого князя.

Ковалёва-Жемчугова Прасковья Ивановна (1768 - 1803).

Впервые на сцену вышла в 1779 году, а уже в 1787 сама матушка-государыня подарила ей алмазный перстень. Вот как потрясли её игра и голос Параши. Теперь в кусковский театр публика ходила  "на Жемчугову". Как-то даже сам их величество Павел Петрович заехаи к Шереметеву на спектакль.

Картинная комната. 

В зеркале видна хозяйка усадьбы графиня Шереметева Варвара Алексеевна.

Танцевальная зала.

Эрмитаж. (1767 Бланк К.И.)

Грот. (Аргунов Ф. С. 1761)

Прогуляться по усадьбе можно здесь: