Предыдущие части читайте здесь здесь!

Пока я приходил в себя от эмоционального «перегруза», «Волга» уже спускалась с Большого Хребта, пейзаж менялся и мы оказались, в таком же большом, ущелье.  Здесь, с другой стороны, уже другая река, рождает своё естество. Выползая из недр гор серебристыми змейками, стекая со снежных вершин талой ледниковой водою, здесь брал своё начало крутонравый Терек. Сейчас ещё тихий и спокойный, он буквально на глазах – по мере нашего спуска –  становился всё более полноводным и быстрым.  И это только был один из его притоков!  Я во все глаза  смотрел на проносящееся мимо нас, отдельные пазлы общей мозаики здешнего, сурового, но завораживающего  своей исключительностью, мира. Были видны многочисленные, интенсивно заминераленные источники, оставляющие на скалах причудливые красно-бурые и рыжие наросты, вроде плоских сталактитов и рельефных наскальных потёков. Это и был, самый настоящий, чистейший и целебнейший Нарзан!

…Проезжаем два селения – Коби и Сиони, как подсказывает Гела. То самое Сиони, где по свидетельству Ильфа и Петрова, в дорожной пыли, лихо отплясывал для туристов лезгинку, сам Остап Бендер, крича при этом: "Давай дэньги, дэньги давай!".


(если видео сразу не открылось - открыть в ютубе - внизу есть значок)

И именно в этих местах, но чуть дальше –  в Дарьяльской теснине – находиться скала (с соответствующей табличкой), на которой спасался оголодавший отец Фёдор, от преследовавших его, Остапа и Ипполита Матвеевича. 

И глядя  на опасную отвесность скал, мне стало понятно, почему ушлый служитель культа, не смог спуститься вниз, а просидел на скале – стеная и дичая – долгих, десять дней.