(1736-40. 1764-68)

Наиболее удивительный и красивый дворец Латвии. Осуществ­лён по про­екту и под руководством Ф. Б. Рас­трелли для курлянд­ского герцога Э.И. Бирона. Здесь была летняя резиденция царедворца и фаворита российской царицы Анны Иоановны. Подобно Версалю, служебные постройки внешнего двора, кур-д`онёр (двор чести –фр., место перед дворцом) дворец, французский и английский (пейзажный) парки нанизаны на еди­ную ось композиции. Длина этой оси равна 3 км.

Из-за отставки и ссылки герцога в 1740 работы были прекращены и во­зобновлены в 1764. Отделка интерье­ров была решена уже в стиле позднего рококо. Парадные лестницы располо­жены вдали от центрального входа. В правом крыле – анфилада приёмных залов. В левом – апарта­менты герцо­гини и придворных, в центре – покои герцога. Спальня хозяина дворца – “точка”, куда сходятся все оси ансамбля.

Во дворце из 138 комнат и залов сорок сохранили первоначальный декор, поражающий богатством художественных приёмов, разнообразием лепных стукковых деталей. Над украшением дворца работали берлинский скульптор и “мраморист” И. М. Графф и итальянские живописцы Ф. Мартини и К. Цукка, приехавшие из Петербурга. На строительстве дворца одновременно работали 1500 человек.

Особенно поражает Золотая или Аудиенц зала (отделана синим и розовым мрамором, позолотой и лепниной). Плафон Золотой залы занимает 200 кв.м. (Олимпийские боги вручают корону герцогу). Очень красивы Белая, Розовая залы. К Белой зале примыкает комната с коллекцией китайских ваз.

Дворец и парки занимают площадь в 60 га.

После смерти герцога, его сын Пётр Бирон бывал здесь редко. Позже дворец приобрёл последний фаворит Екатерины Второй Платон Зубов.

В 1822 дворец купил граф Шувалов.

Дворец пострадал во время войн в 1812 и в 1915 годах.

В настоящее время дворец является летней резиденцией президента республики Латвия.

Работает с 10-00 до 18-00, кроме вторника (с мая по октябрь) и с 10-00 до 17-00 (с ноября по апрель). От Риги доехать до Бауски, а от туда на местном автобусе – до Пилс-Рундале.

Вездесущий Растрелли и здесь успел наследить.

Белая зала и Фарфоровая комната. 

В Беллой зале проводят концерты классической музыки.

Белая зала. Фрагмент украшения.

Пассаж.

Золотая (Аудиенц) зала. 

Маэстро при строительстве оной залы применил технические решения и методы, опробованные при проектировании Большой залы Екатерининского дворца в Царском Селе.

Бенигна Бирон, урождённая Готтлиба фон Тротта-Тройден.

Родилась в 1703. Девицею попала ко двору герцогини Курляндии и Семигалии - Анны фон Кетлер (будущая русская царица Анна Иоановна). В 1723 г. фрау фон Кетлер выдала фрейлину за своего фаворита, Эрнста Иоганна Бирона. Воспитывала троих детей (один из них, Карл Эрнст, был сыном её супруга и герцогини). Властная, надменная и чопорная Бенигна в пору фавора своего супруга носила на себе бриллианты на два миллиона. Её, расшитый жемчугом туалет, стоил сто тысяч. Любила власть, деньги и своего супруга. Умерла в восемьдесят лет.

Дань моде на китайщину.

Опочивальня герцогини.                                     

Эрнст Иоганн Бирон.

Один из самых известных российских фаворитов – в молодости был управляющим одним из курляндских имений вдовствующей герцогини Анны фон Кетлер. После её воцарения Бирон прибыл в Россию и был назначен обер-камергером – начальником придворного штата, но вскоре стал фактически вторым лицом в государстве. Бирон всё же не был всесилен:он делил власть с членами Кабинета министров. Но влияние его на царицу было огромным. Нежность, с которой, всегда холодная и надменная Анна Ивановна, относилась к своему любовнику, была удивительной.

Забот у обер-камергера хватало. К нему стекалась информация от должностных лиц “для препровождения до рук Ея Величества”; он устроил приёмную во дворце для знатных и для “маломощных и незнакомых бедняков”. “Я должен обо всём докладывать”, - писал он дипломату Германии – Карлу Кейзерлингу. В числе других своих забот Бирон называл подготовку армии к боевым действиям в начавшейся русско-турецкой войне (1736-1739), снабжение её провиантом, обмундированием, амуницией. Современники называли его “скромным помощником”. Он мог быстро получить царскую подпись для продвижения проекта, который считал полезным для державы. Ту же роль неформального помощника он играл и во внешней политике. В частных беседах с иностранными дипломатами Бирон разъяснял политику правительства, выдвигал неофициально те или иные предложения, дабы изучить реакцию других держав. Постепенно дипломаты убедились: когда дело касается интересов страны, подарки и посулы не могут изменить позиции обер-камергера.

День за днём, год за годом находиться “при особе Ея Царского Величества” и не надоесть этой особе – дело не лёгкое. Кроме государственных Бирону приходилось постоянно иметь дело с массой бытовых проблем: следить, хорошо ли прислуживают за столом (и даже брать на себя эту функцию), не холодно ли в спальне, решать каких лошадей и карету подать завтра царице. Кого из придворных взять с собою на лето в Петергоф. Не заменить ли неловкого лакея, кого из посетителей допустить к государыне, а кого следует придержать под благовидным предлогом. Даже отсутствие одной из фрейлин, замеченное государыней, было его заботой.

Со всеми этими хлопотами нужно было всегда оставаться свежим, модно одетым, вовремя замечать перемены настроения государыни, развлекать её приятными сюрпризами; входить в интимные детали высочайшего самочувствия (просил ея величество, чтобы клистир себе поставить допустила; лично носил высочайшую мочу на анализ и сопровождал государыню к зубному лекарю)

Каждый шаг фаворита привлекал пристальное внимание придворных, отмечавших любые промахи. Соперники дышали в затылок, жить приходилось в условиях перманентных интриг и “подкопов” Тем не менее, Анна Ивановна до самой смерти благоволила герцогу.

В 1795 герцог Курляндии и Семигалии продал России герцогство за 1 миллион 400 тыс. талеров (30 млр долларов по- современному курсу). Договор с царской Россией никто не отменял. С юридической и финансовой точек зрения Прибалтика принадлежит России, поскольку Тартуский договор подписывался с большевиками, на тот момент не являвшимися субъектом права. С учётом процентов Прибалтика должна России 3 с половиною триллиона долларов.

Как и при каждом уважающем себя дворце, в Рундале имеются парки во французском и в английском стилях.