Коллектив "МК" оценил красоты кыргызстанских заповедников и гостеприимство их управленцев

Один британский журнал как-то опубликовал обширный список странных жалоб туристов, поступивших туроператорам во время и после поездок англичан на отдых. Туристы, надо сказать, жаловались много и со вкусом: то песок на пляже слишком белый, то в море перебор с плавающей живностью, то глупый туроператор не предупредил, что в аквапарк нужно взять плавки, то в Испании - о, ужас! - слишком много испанцев, а в Индии перебарщивают с добавлением в пищу карри. Нежные они, эти британцы, настоящего туризма "не нюхали" - такой вывод сделали измученные работой и цивилизацией и решившие, как говорится, передохнУть "на природе", чтобы не передОхнуть, сотрудники "МК". Что там песок не той "расцветки" или переизбыток приправ в экзотических блюдах по сравнению, скажем, с общественными туалетами в нашей стране: один вид и убийственное "амбре" оных заставляют тебя отчаянно завидовать какому-нибудь безродному псу, который может без стеснения задрать лапку на любой приглянувшийся кустик, дабы справить естественную нужду. Зато эти и прочие испытания однозначно закаляют - после такого отдыха мы можем без ложной скромности сказать о самих себе: "Гвозди бы делать из этих людей!"

НАМ БЫ ХЕ ИЗ РЫБЫ ХО

Можно было, конечно, не выпендриваться и отправиться на Иссык-Куль, но мы решили, что времяпрепровождение в стиле "полежу на пляжу" для нас не актуально, пора попробовать что-то новенькое. Памятуя о том, что настоящие туристы дома не валяются, а уезжают как можно дальше, мы, "спортсменки, комсомолки и просто красавицы" (в редакции, правда, есть и немногочисленные красавцы), остановили свой выбор на Сары-Челекском биосферном заповеднике (Аксыйский район Джалал-Абадской области). Конкретнее - на одноименном озере, расположенном у подножия Чаткальского хребта на высоте около 2 тыс. метров.



Озерные "объемы" впечатляют: длина этого красивейшего природного водоема составляет 7 км, ширина - 3 км, а максимальная глубина - более 240 метров. Сары-Челек - озеро так называемого завального происхождения, то есть образовавшееся в результате огромных обвалов, запрудивших горные реки в тесных ущельях.



Впрочем, наш главред, обожающий пугать журналистов разного рода "страшилками", во время 12-часового пути от Бишкека до Сары-Челека рассказал нам вычитанную им где-то легенду об "ужасной рыбе Хо", по-своему объясняющую историю возникновения озера. Мол, давным-давно была здесь плодородная долина, где люди в одежде из рыбьей чешуи построили город Сай Хо. Жители города поклонялись богу опять-таки Хо, имевшему тело человека и голову рыбы, который через своего жреца обучал местные племена скотоводству и земледелию. После смерти жреца проводился торжественный обряд: к водоему приводили самую красивую девушку, она наклонялась к воде, а бог Хо целовал ее в губы. Этого было достаточно, чтобы через энное время у девушки родился ребенок, который впоследствии и становился новым жрецом. Так бы нудно все и тянулось, но однажды в долине появились завоеватели, которые ворвались в город, грабя и убивая его жителей. Жрец побежал в храм и стал молить Хо о спасении. Последний пришел на помощь самым изуверским, как это и полагается божеству, образом: ухнул-дунул-свистнул, от чего скалы задрожали, обрушились и горная вода быстро затопила долину. Так и образовалось озеро Сары-Челек, в котором Бог-рыба живет и здравствует по сей день.


- Смотрите, в озеро не лезьте, - резюмировал добрый редактор, - а то забеременеете.

(Вообще, по идее, нам даже наклоняться над озерной гладью не следовало бы). К слову, есть и другая "озерная" легенда, тоже связанная с темой оплодотворения. Согласно ей, в озере водится еще и крылатый конь Тулпар, который однажды в порыве сладострастия выскочил на берег и оптом оплодотворил стадо кобылиц. У одной из них родился необыкновенный по силе и красоте жеребенок. Когда он подрос, вспомнивший о нем "папаша" снова вылетел из озера и утащил его с собой…

В общем, Тулпар и Хо, судя по всему, должны были напрочь отбить у нас охоту к купанию. Купаться нам, честно говоря, пока и не хотелось. Хотелось есть. Причем так сильно, что некоторые задались наглым вопросом: а не поймать ли нам рыбу Хо, чтобы приготовить из нее хе? Идея с купанием отошла на второй план еще и потому, что между нами разгорелся спор относительно того, кто же по приезде на место первым пойдет в душ. Консенсус был достигнут: право "первого душа" досталось ответсекретарю - как самой изнывающей от желания ополоснуться и даже захватившей с собой атласный халатик. Знала бы она, что ее ждет впереди…

КРАСОТА ВМЕСТО КОМФОРТА

А впереди и ее, и нас всех ждал, натурально, анекдот. Коллега, немало развеселивший нас этим анекдотом, словно в воду глядел. Приходит, значит, в турбюро мужик и заявляет, что хочет где-нибудь отдохнуть: Гавайи за 500 долларов ему не подошли - дорого. То же самое с Турцией, Ямайкой, Египтом. Не по карману оказались ему и местные курорты. "Тогда могу предложить вам пешую прогулку с элементами секса - совершенно бесплатно!" - говорит туроператор. "Подходит", - обрадовался клиент. "Ну и иди на ...!"

К воротам заповедника мы подъехали уже в сгустившихся сумерках. Собственно, вся окружающая обстановочка словно говорила нам: "А идите вы на …, граждане журналисты!" Согласно предварительной договоренности, заселить нас должны были в так называемый финский домик. Хмурый егерь, однако, потребовал за хибарку, которую мы про себя окрестили "свинским домиком", по 600 сомов с носа. ("В финский нельзя, - огорошили нас, - министры или депутаты в любой момент могут приехать, они у нас частенько отдыхают. Куда мы их денем?") Никаким душем и чистым постельным бельем даже не пахло (зато здорово несло грязным). К тому же не было света. Попутно выяснилось, что кроватей на всех не хватит - кому-то придется спать по двое. Поторговавшись, мы договорились, что заплатим за каждого 400 сомов.

Карта маршрута Бишкек - Сары-Челек


Рассудив, что а) постель все равно грязная, поэтому душ на фиг не нужен, б) спать придется хоть и по двое, но в разных комнатах - по принципу "мальчики отдельно, девочки отдельно", значит, "элементы секса" отпадают сами по себе и в) у нас все-таки есть продукты, из которых можно сварганить на костре что-нибудь удобоваримое, - мы пришли к выводу, что дела наши не так уж плохи.

"Культурно-развлекательную программу" на вечер решили составить для себя сами. Увлекательное ночное "сафари" с фонариком до туалета пришлось пережить всем. Можно было, перефразируя Некрасова, попробовать еще и в холодную воду войти, и коня на плаву остановить, но поскольку мужественно изображать из себя Карбышева никто, кроме меня и Кати Ивановой, не захотел, развлекаться мы отправились вдвоем. Вода в озере в действительности оказалась не холоднее иссык-кульской (да и признаков беременности мы не наблюдаем до сих пор - видимо, рыбе Хо не приглянулись), так что мы подумали: ну, чем не душ?

Еда, которую егерь и какие-то две тетеньки приготовили для нас из наших же продуктов, оказалась вкусной, но было ее как-то мало, хотя провизии для готовки мы передали им достаточно. Та же картина повторилась на следующее утро: продуктов вдоволь, а сытости нет. Стоять над душой у тех, кто готовил для нас еду, и следить, не тырят ли они втихаря тушенку-картошку-моркошку, нам не хотелось. Но вообще, "гостеприимные" хозяева были, по всей видимости, из категории тех людей, которые буквально за каждый шаг сдирают с вас деньги и вас же за это ненавидят. Складывалось впечатление, что они и машину, на которой мы приехали, воспринимали как бездонный кошелек, к которому зачем-то приделаны четыре колеса.


Ночь мы провели фантастически. Миниатюрная Оля Беляева (наш ответсекретарь) чертовски привлекательно смотрелась в своем гламурном халатике в грязнючей комнате с дикими узорами на стенах, намалеванными каким-то художником-примитивистом. Бухгалтеру Татьяне Евгеньевне досталась кровать, которая при каждом ее движении издавала звуки, удивительно похожие на …э-э-э… "произвольный или непроизвольный акт выброса газообразных продуктов жизнедеятельности из кишечника" (ну, вы поняли, о чем я). С улицы доносилась исполняемая под гитару песня - главред вместе с обозревателем Эгамберди Кабуловым дуэтом выводили Макаревича: "И за этой тишиной, как за стеной, хва-а-а-атит места нам с тобой". Тишины не было, места не хватало, выдвигать предположения относительно того, чем же воняет постель, нам наскучило, поэтому мы, от нечего делать, стали периодически просить Татьяну Евгеньевну повернуться на музыкальной кровати на "бис"…

Сон сморил всех, кроме Ольги, часа в четыре утра. Но уже через полтора часа мы, как по команде, проснулись. Оглядев друг дружку, и так и не придя к единому мнению, кого мы больше напоминаем - замученных эксплуататорами гастарбайтеров или помятых, предававшихся всю ночь пьяному разгулу обитательниц борделя, - решили выйти обозреть окрестности. Утро оказалось не только мудренее вечера, но и куда красивее. Мы наконец-то увидели то, чего не могли видеть в сумерках: недаром хозяева заповедника твердо убеждены в том, что полное отсутствие комфорта должна с лихвой компенсировать величественная красота Сары-Челека. Ночной кошмар был начисто забыт во время пешей прогулки по прибрежным окрестностям. Никакие словесные "завихрения" вроде "дымчато-голубой чаши озера", "неприступных скал, отражающихся в зеркальной глади воды", "пьянящего аромата трав" и "волшебной палитры красок" не способны передать наш восторг. Уже вернувшись в редакцию и просмотрев снимки, сделанные в Сары-Челеке, мы пришли к выводу, что и они, к сожалению, не передают царственной грандиозности заповедных мест. Это действительно чудо, которое надо видеть своими глазами.

Расценки на услуги, предлагаемые в заповеднике, таковы: палатка - 350 сомов, конная прогулка - столько же. Будут с вас брать деньги и за использование посуды - по 200 сомов за каждый раз. Дрова для разового приготовления пищи обойдутся в 100 сомов. Если готовить будете не вы, а хозяева, придется выложить еще столько же. Прогулка на лодке - 1000 сомов (столько же, кстати, стоит и место в финском домике). Ни лошадок, ни лодки нам, совершившим пеший марш-бросок по росе и поплававшим в озере, не понадобилось. К тому же, если бы мы заплатили за все это, наше путешествие по затратам сравнялось бы, пожалуй, с каникулами на Ямайке.

Мы оказались хоть и не депутатами или министрами, зато тертыми калачами. Справедливо решив, что красоты природы - это отнюдь не заслуга егеря, да и вообще, ночевка в гадюшнике не стоит запрашиваемых денег, после обеда (которого, кстати, на всех опять не хватило) мы от щедрот своих отдали егерю за все про все 400 сомов и благополучно отбыли. Наглая обдираловка под плач "деньги идут на развитие заповедника" нас не растрогала. Заповедник функционирует уже полсотни лет, а развитие его до сих пор на первобытном уровне. Таблеток бы от жадности его "хозяевам", да побольше!

ПО ПЛЕЧУ И ПО КАРМАНУ

Далее нас понесло в Арстанбап (который раньше именовался Арсланбобом), расположенный на высоте 1700 метров над уровнем моря в урочище хребта Бабаш-Ата. Арстанбап знаменит самыми обширными в мире орехово-плодовыми лесами (около 700 тысяч гектаров), а среди местных туристов особой популярностью пользуются водопады - малый и большой. Первый падает примерно с 25-метровой высоты в полукруглую расселину. Поскольку солнца здесь много, большую часть дня в брызгах воды, образующих в воздухе прозрачную водяную "пыль", можно наблюдать причудливую радугу. Всяк сюда приходящий считает своим долгом сфотографироваться под водопадом, отчего на всю округу разносятся гвалт и крики, так что спустя час или больше (в зависимости от состояния психики) человека, искавшего "на природе" тишины и уединения, начинает, извините, колбасить.


Шумно и на подходе к водопаду: местные жители, для которых продажа сувениров является немаловажным источником дохода, предлагают туристам бусы, четки, шкатулки, вазочки, бочонки и множество других изделий ручной работы. Цены трогательно смешные - от 10 до 150 сомов. Арстанбапские сувениры произвели неизгладимое впечатление на корреспондента Лену Тихоненко: поскольку она надолго застревала то у одного, то у другого прилавка, чтобы не потерять ее в толпе, нам периодически приходилось требовательно кричать: "Лена-а-а-а!".

Вообще, здешние сельчане (в подавляющем большинстве узбеки) - невероятно открытые, общительные и доброжелательные люди. Они, в отличие от тех же сарычелекцев, при минимуме возможностей оказывают туристам максимум внимания.

В приличном по местным меркам двухкомнатном коттедже (на территории турбазы) хватило места всем. Девушек, прибежавших застилать кровати чистым бельем, вопрос: "А у вас душ-то есть?" - явно смутил. Видно было, что они огорчились больше, чем мы, плюнувшие уже на все и решившие обойтись ведром и кипятильником, ибо свет, слава богу, здесь был. Однако через некоторое время нам организовали визит в соседний пансионат (в пяти минутах ходьбы). В тамошнем душе мы и помылись, заплатив всего-то по 25 сомов. За проживание в коттедже отдали по 200 сомов с человека. Использование посуды и дров здесь стоит 100 сомов за один раз. Проезд на тарантайке (или, как мы ее окрестили, "шайтан-арба") на малый водопад, находящийся в трех километрах от села, обойдется в 15 сомов (столько же стоит и дорога обратно).


Натурам романтическим и одновременно выносливым по душе особенно придется большой водопад, что в семи километрах от села, который низвергается с 80-метровой высоты. Старый "уазик" - ну, просто невероятной проходимости машина! - без особого "напряга" доставил нас к подножию горы по абсолютному бездорожью (80 сомов с человека за "туда-обратно"). Отсюда мы поднимались вверх, обливаясь потом, еще километра полтора (по крайней мере, нам так показалось). Издалека водопад казался тонкой белой тесьмой, "вьющейся" по скале, но по мере приближения гул падающий воды становился все громче. К чести редакции, человеческих потерь по пути не было: худо-бедно к водопаду доползли все. Нелегкий путь преодолела и отчаянная Татьяна Евгеньевна, в отличие от нас имеющая не только детей, но и внучку.

Отдельные индивидуумы (две Лены, Катя и Лира Бостонкулова) решили дополнительно погеройствовать и взять штурмом отвесную скалу справа от водопада. Во время этого восхождения лично у меня, несмотря на показное бесстрашие, каждым словом отдавался в висках лишь один вопрос: "Бли-и-и-и-и-н-нет-ну-ты-посмотри-как-мы-отсюда-спускаться-то-будем-а?" Кате чистейший воздух, видимо, окончательно затуманил мозги - она безудержно рвалась вперед, требовательно повторяя: "Ну, давайте быстрее, быстрее!" (то же самое мы слышали, спускаясь обратно; жаль не было возможности проверить Катерину на предмет употребления допинга). Лена Тихоненко взбиралась молча, сосредоточенно. Интереснее всего смотрелась Лира: она зачем-то захватила с собой на вершину дамскую сумочку. Главред, в начале подъема клятвенно обещавший посшибать нас со скал прицельным обстрелом камнями ("Я кому сказал, спускайтесь обратно!") обреченно карабкался следом. Зато взобравшись, мы почувствовали себя как в песне Высоцкого: "Весь мир на ладони, ты счастлив и нем…" Впечатление от величия открывшейся перед нашими взорами панорамы опять испортил редактор, дергавший всех за руки и кричавший: "Не подходите к краю! Отойдите от края, я говорю!" Все уже были готовы слушаться начальника, одна Катя, судя по всему, полезла бы и дальше... Впрочем, и она в конце концов решила поберечь редакторские нервы. Спуск прошел-таки без приключений. Вниз, к подножию горы, самая уставшая (Беляева) и самая желающая (да-да, опять эта Иванова) поехали на лошадях. Остальным смертным внизу было дозволено лишь сфотографироваться, сидя на коняшках.

Можно, конечно, закончить эту часть повествования банальной фразой вроде: "Несмотря на дикую усталость, все были невероятно счастливы". Но я закончу все-таки оригинально - рассказом о туалете, потому как это отдельная… не песня даже, а, я бы сказала, поэма. Для нас, избалованных комфортом столичных жителей, это отхожее место стало испытанием посложнее штурма скалы. Начать с того, что на всю турбазу "заведение типа "Эм" и "Жо" было одно (возможно, другие просто не попали в поле нашего зрения), поэтому немудрено, что в день приезда мы приняли стоявшую рядом с туалетом кучку женщин за очередь, которая, однако, никак не "рассасывалась". Справлять нужду в кустиках нам было "не комильфо". Когда сил терпеть не осталось, мы пожаловались редактору. Он-то и выяснил, что никакой очереди нет - женщины возле туалета просто… беседуют! Насколько это были непритязательные дамы, мы поняли позднее, когда нам пришлось вырабатывать пошаговую тактику посещения сей "горячей точки": все веревочки, пуговички, замочки, липучки на штанах расстегиваешь-развязываешь заранее, набираешь в грудь побольше чистого воздуха и, придерживая штаны, молниеносно кидаешься в туалет, желательно зажмурившись. Там не менее молниеносно делаешь свои дела, пулей вылетаешь обратно, отбегаешь на несколько метров и - дыши, дыши глубже! План, правда, срабатывает, только если нужда маленькая. Про большую говорить не будем, чтобы не было мучительно стыдно.


Вот, собственно, и все. О том, что природа у нас красивая, а сервис убогий, известно давно, как и о том, что в этом направлении практически ничего не меняется. Тем не менее, когда на днях в редакции прозвучал вопрос: "А поехали бы вы на Сары-Челек еще раз, зная, какие условия вас там ожидают?" - мы дружно ответили: "Да хоть завтра!"

Так что, дорогие читатели, не бойтесь трудностей: путешествуйте и восхищайтесь красотами нашей страны. И чувство юмора вам в помощь!